Aa
Aa
Aa
Что ищут силовики в IT-компаниях
8 ноября 2016 17:00 |  Дарина Шварцман

Проверки IT-компаний стали для сотрудников украинских силовых структур новым видом заработка.

Первый резонансный обыск был проведен в 2008 году в офисе "Инфостор". Тогда сотрудники МВД изъяли все сервера ресурса, личные ноутбуки сотрудников, а около 1,5 млн. украинских пользователей лишились своего контента. Давайте вспомним самые "громкие".

В 2012 году правоохранители нагрянули в харьковскую компанию Zfort Group. После обыск настиг GlobalLogiс, николаевскую компанию Samson IT, харьковский офис "ВОЛЯ Кабель", NIC.UA, SteepHost, Luxoft, Divan.tv, Intego, запорожский интернет-провайдер "Скайнет", разработчик игр Lucky Labs, "Адамант", KM Core, "В.О.К.С". Не так давно от обыска пострадал "Ланет".

Многие компании обыски не афишировали - за небольшие деньги они пытались уладить вопрос с силовиками на месте. В итоге, каждый месяц им приходилось заносить правоохранителям определенную сумму. Поэтому установить, сколько же всего было проведено обысков в IT-компаниях невозможно. Но за всё это время ни одно дело так и не дошло до суда. При этом не прекращаются слухи о вымогательстве. Подтверждением является случай в Николаеве, когда корреспондент InternetUA зафиксировал, как сотрудники ОБЭП предложили потерпевшим айтишникам «уладить проблему» - за несколько сотен тысяч долларов и ежемесячные платежи в адрес «благодетелей» в погонах.

   

Прим.: в таблице указано количество обысков в крупных ИТ-компаниях, которые получили резонанс в СМИ. Многие компании не афишировали приход правоохранителей. 2015-2016 гг. данные ассоциации IТ Украины

Действуют представители силовых органов по "накатанной схеме". Для начала придумывают повод для наезда. Например, одному журналисту InternetUA, который уже не работает в издании, налоговая милиция предлагала за $300 написать донос на некую компанию и указать, что он доподлинно знает о махинациях руководства. Журналист отказался. Вместо него кляузу, уже за $200 писал, писал бомж (у которого был паспорт). Далее по этому делу было куплено постановление суда на обыск. К слову, тарифы во всех регионах суды выставляют разные. Как рассказал нам источник в правоохранительных органах, чтобы суд «одобрил маски-шоу», например, в Запорожье нужно заплатить около $500, а Киеве придется выложить $1500.  При этом "ухвала на погром" в IT-компаниях идёт по цене "нефтяников", а какую-то там турфирму судья может разрешить "пощупать" и за 300 "зелёных".

Приходя в офис, первым делом, люди в погонах ищут наличку. На этом этапе у компании есть шанс откупиться - если дают $10-20 тысяч обыск заканчивается. Если нет, то "маски-шоу" продолжается. Забирают все - документы, оборудование, личные вещи. Имеет это отношение к делу или нет - не важно. 

Отдельного внимания заслуживает каста понятых. Как правило, это бывшие милиционеры или студенты вузов правоохранительных органов, а иногда и бывшие уголовники - т.н. "ментовской актив". "Работают" они не бесплатно. Стоимость "услуг" студентов обходится в $20, экс милиционеры получают $50 за день. За это понятые видят то, что необходимо их коллегам. Оплачиваются будни понятых из "черной кассы" правоохранителей, которая наполняется с помощью таких вот обысков.  

Примечательно, что раньше методики наездов были более продуманные и подготовленные.

Например, силовики подсылали "казачка" он приходил в компанию под благовидным предлогом (устраиваться на работу) со своим ноутбуком, просил пароль от  вайфая и запускал «нужные» программы.

Такой "активист" обычно вербуется на мелком криминале (наркота, драки, хакерство и т.п.) и за свои "подвиги" получает оплату. 

С 2014 правоохранители решили не заморачиваться. Пришли, погромили, изъяли, ушли. Да и фантазии с обвинениями, похоже, у правоохранителей иссякли. Если ранее компаниям инкриминировали нарушение авторских прав (Zfort Group), несанкционированное вмешательство в работу ПК (GlobalLogiс), подделку документов («Воля»), то сейчас буквально каждого второго обвиняют в финансировании или поддержке сепаратистов.

Как говорил Геббельс, «чем больше ложь, тем скорее в нее поверят». Только ни один «IТ-террорист» так и не привлечен к ответственности, поскольку задача довести дело до суда не стоит. А вот обогатиться на этом другое дело!

Потом не приходится удивляться, когда автопарк и "квартирный вопрос" правоохранителей с каждым годом улучшается. Живя на среднюю зарплату порядка 6 тысяч, силовики разъезжают на Lexus, Porsche, внедорожниках Toyota и Mercedes, строят «замки» и покупают элитную недвижимость. Неудивительно, что в СБУ и других силовых органах засекретили свои декларации, ссылаясь на национальную безопасность.

К тому же, "визит вежливости" к бизнесу дает возможность не только набить карманы, но и продвинуться по карьерной лестнице, получить очередное звание и сделать "занос" наверх.

Масштабы изъятия поражают – за последний год люди в погонах вывезли порядка 300 единиц дорогостоящего компьютерного оборудования. Так, всего лишь у телеком-компании "В.О.К.С." силовики вынесли 97 устройств.

Убытки, которые несет бизнес, колоссальные – только в 2015 году материальный ущерб, нанесенный IT-компаниям, составил порядка $10-20 млн.

Администрация Президента делает вид, что страшно возмущена произволом силовиков. Не раз звучали заявления о том, что обыски в IТ-компаниях - это преступление против страны. Сам президент Петр Порошенко обещал урегулировать ситуацию. Однако тщетно – "маски шоу" must go on.  Но, может, наши правоохранители стали наконец-то настолько независимыми, что даже глава государства уже не в силах на них влиять?

Эксперты утверждают, что на IT-компании "правоохренители" переключись из-за кризиса - в других сферах денег просто не осталось. Только вот одного не учли – айтишнику для работы нужен только ноутбук и интернет, а не шахта, завод или электростанция. Поэтому "выбивание дверей" в компаниях привело к тому, что за два года из Украины уехало почти 9 тыс IT-специалистов. Более того, IT-компании перевозят свои офисы в соседние страны – Польшу, Чехию, Германию, где бизнесу дают нормально работать. Все это не может не сказываться на налоговых поступлениях, которые уплачиваются в бюджет другого государства. Мы уже писали, что из-за создания предпосылок для утечки высококвалифицированных IT-специалистов Украина потеряла $1,5 млрд инвестиций, вложенных в их образование, недополучит $87,5 млрд ВВП и $10,5 млрд налогов. 

Прим.: Топ-5 обысков ИТ-компаний в 2016 году

Опрошенные InternetUA представители IT-рынка уверены, что, за обысками в IT-компаниях кроется желание силовиков заработать легких денег. И им совсем не важно, что подобные их действия оказывают крайне негативное влияние на имидж Украины, на бизнес-настроение инвесторов и потери бюджета.

Андрей Киселёв, генеральный директор SteepHost:

Я думаю, что существует три причины, зачем правоохранители приходят с обысками. Первая, действительно, могут существовать объективные основания для обращения правоохранителей к руководителям ИТ-компаний за помощью. Думаю, что любой руководитель всегда в меру своих возможностей и сил готов помочь и поделиться информацией, которой располагает по возможным правонарушениям. Для этого достаточно направить запрос. А в случае отказа уже приходить с обыском. Но это мало вероятно. Общаясь с коллегами, я знаю, что всегда все максимально сотрудничают и помогают.

Второй вариант, по моему мнению, является самым распространённым. Он был в нашем случае. Банальное вымогательство денег под угрозой закрытия и разрушения бизнеса. Специфика ИТ-бизнеса такова, что если ты даже на маленький промежуток времени выпадаешь из онлайна, то большая вероятность, максимально растерять всю клиентскую базу. Этим и пользуются вымогатели-бандиты в погонах. Чаще всего в этом случае приходят по надуманным или фальсифицированным делам (как в нашем случае), притягивают к ним за уши компанию, получают у своих судей нужные решения и, размахивая ними и спецсредствами, начинают предлагать альтернативу - либо ты платишь энную сумму здесь и сейчас, либо у тебя забирают всё оборудование и документацию, что равно смерти компании. При этом не брезгуют угрожать руководству компании и их семьям, включая женщин и детей. Даже если ты откупишься здесь и сейчас, то тебя посадят на ежемесячные платежи (ДАНЬ), которые ты будешь отдавать наличными. Или же даются постоянно меняющиеся счета фондов правоохранительных органов, на которые ты обязан платить ежемесячные платежи под видом «благотворительности».  К сожалению, многие на этом этапе предпочитают откупиться и не придавать огласке данные вопиющие факты.

Третий вариант, когда с помощью правоохранительных органов пользуясь знакомствами и связями более крупные компании, которые находятся под защитой бандитов в пагонах, пытаются уничтожить более мелкие компании.

Дмитрий Овчаренко, вице-президент по правовым вопросам ассоциации "IТ Украины", управляющий директор компании SBT Systems Ukraine:

- Причины атак ІТ-бизнеса уже неоднократно назывались – это желание легких денег. На фоне общего кризиса в стране ІТ-компании имеют более-менее стабильный доход. Плюс наши законы написаны таким образом, что позволяют силовикам вламываться в офисы и изымать сервера, парализуя бизнес. А дальше сценарий известен: утром – деньги, вечером – серверы.

 

Андрей Колодюк, глава Наблюдательного совета UVCA, основатель и управляющий партнер AVentures Capital:

Практика показала, что целью правоохранителей чаще является не поиск реальных правонарушителей или преступников, а скорее парализация деятельности компаний. И то, что дело не доходит до суда – второй вопрос, так как работа остановлена, а для многих компаний это большие денежные убытки и недополучение прибыли.  Для ИТ компаний, где сервера являются основным «орудием труда» - чаще легче решить «вопрос на месте», чем терять партнеров и клиентов. С другой стороны, это может быть сделано по заказу конкурентов. Несмотря на то, что приговоры так и не вынесены, а сервера и другое оборудование возвращено, часто репутационные потери невозможно возместить. Особенно, что касается иностранных партнеров и/или потенциальных инвесторов.  Кроме того, отсутствует личная ответственность за неправомерные обыски. Так, ни одному судье, прокурору, давшему разрешение на неправомерный обыск или непосредственно проводившего его, не было предъявлено обвинение.

 Сергей Уланов, директор "В.О.К.С":

Часто правоохранительные органы просто не хотят напрягаться. Ведь проще изъять 100 компьютеров и разбираться с содержимым потом, чем изначально скопировать всю информацию и потратить огромный кусок времени. Поэтому пока у силовиков есть возможность изымать оборудование обыски будут продолжаться. Как только примут закон, обязывающий копировать информацию, а не забирать сервера, обыски прекратятся.

Нам постоянно приходят запросы от правоохранителей с просьбой помочь разобраться в том или ином вопросе. Это нормально. Они делают свою работу. Но иногда перегибают палку. Все вопросы можно решить более цивилизованными методами. Мы работаем в правовом поле, нам скрывать нечего. Поэтому, если у них возникают вопросы, мы готовы отвечать и предоставлять всю информацию. Для этого не обязательно изымать все оборудование. Люди, которые хотели что-то спрятать, уже давно это сделали.

Представители политического истеблишмента также не на стороне силовиков.

Єгор Соболєв, народний депутат фракція «Самопоміч», голова Комітету ВР з питань запобігання і протидії корупції:

- Правоохоронці, приходячи з обшуками в ІТ-компанії, перш за все хочуть заробити грошей. Їх основна мета – це збагачення. Саме тому треба карати правоохоронців, які приходять в компанії заради маскі-шоу - звільняти їх з посад, притягувати до кримінальної відповідальності. Проте це стане можливо лише тоді, коли відбудеться очищення в парламенті і АП. Адже СБУ призначає президент за згодою ВР.

Олександр Данченко, народний депутат фракція «Самопоміч», голова Комітету ВР з питань інформатизації та зв'язку:

- У нас законодавчо не врегульовано дуже багато питань в цьому аспекті. Правоохоронці цим користуються і таким чином вирішують свої проблеми, щоб заробити гроші. Що таке вилучити сервер? Це зупинити роботу всієї компанії. Звичайно, вони очікують, що їм хтось заплатить. З іншого боку, прихід силовиків у ту чи іншу ІТ-компанію може бути просто боротьбою конкурентів.

По большому счету, ситуация зашла в тупик. IT-отрасль возлагает большие надежды на законопроект  №3719, который якобы должен запретить силовикам изымать сервера. Однако, внесенная в текст документа поправка ко второму чтению перечеркивает все. Согласно ей, изымать оборудование нельзя, кроме случаев, когда необходима экспертиза данных. По словам правоохранителей, экспертиза данных нужна всегда.