Aa
Aa
Aa
Украинские коммерческие дата-центры: казнить нельзя помиловать
13 февраля 2017 15:00 |  Дарина Шварцман

Мировой рынок дата-центров растет, в ЦОД появляются новые технологии - повышается энергоэффективность, White Datacenter Project. Тон задают крупнейшие IТ-компании - Google, Amazon, Microsoft, Facebook, Switch, Digital Realty.

Украинские компании такими успехами похвастаться не могут. Из-за постоянных проверок силовиков и изъятия серверов рынок быстро "свернулся". Тенденция последних двух лет - миграция украинских серверов за пределы страны. Как мы уже писали, в стране вынужденно оставляют свои сервера в основном только финучреждения и госструктуры. 

Новых исследований рынка коммерческих дата-центров (ДЦ) Украины -  нет. Опрошенные InternetUA эксперты полагают, что, по итогам 2016 года,  рынок продолжает падение и показывает снижение оборота даже в гривне.

Украинский рынок коммерческих дата-центров, 2008‒2016 годы, млн грн

Источник: журнал "Сети и бизнес"

Украинский рынок коммерческих дата-центров, 2008-2016 годы. Количество фактически арендованных стойко-мест

Источник: журнал "Сети и бизнес"

За последние несколько лет на украинском рынке ЦОД не появилось ни одного нового крупного игрока. Неудивительно, ведь строительство ДЦ - это многомиллионные инвестиции, окупаемость которых будет минимум через пять лет. В 2012 году, когда рынок рос, многие компании заявляли о существенном расширении и появлении новых дата-центров. Однако произвол силовых структур и экономический кризис заставили многих пересмотреть планы.

За последние полтора года обыски прошли в 50 IT-компаниях. Их обвиняли в пособничестве терроризму, неуплате налогов, пиратстве. Эффективность деятельности правоохранителей на лицо - ни одно дело 2015 года так и не закончилось приговором. Зато ущерб нанесен немалый. Игроки рынка отмечают, что страна могла недополучить $100 млн инвестиций.

Опрошенные InternetUA участники рынка отмечают, что около 40% рынка ЦОД Украина потеряла из-за необоснованных изъятий серверов. И если ситуация не изменится, то будущего у украинских дата-центров - нет.

Алексей Акулов, директор хостинг-провайдера Ekvia, один из создателей и первый директор дата-центра компании «Воля»:

- К нам не раз приходили автоматчики и брали штурмом офис, который никто не защищал. Пропадал рабочий день не только у дата-центра, но и у основной компании. При этом позиция органов зачастую была не конструктивной. Я много раз наблюдал за тем, как проводятся обыски. И в 100% случаев  был уверен, что цель не та, которая написана в определении на обыск.

Главное парализовать работу, а не найти что-то. Мы не раз говорили им: то, что они ищут, находится на том или ином сервере. Но они забирали все.

По моим оценкам, из-за масок-шоу мы потеряли около 40% рынка ЦОД. Так не повлиял на рынок дата-центров даже экономический кризис. Мы его практически не ощутили.

Сейчас практически все активно перемещают свои ресурсы на Запад. Эту тенденцию поняли западные дата-центры и многие стали ориентироваться на клиентов из Украины: перестраивают свою инфраструктуру так, чтобы она подходила украинцам, делают дополнительные каналы и так далее. Более того, представители немецкого дата-центра мне говорили, что им нравится наше текущее правительство и их действия: с появлением «маски-шоу» количество клиентов из Украины феноменально растет. И они это приветствуют.

Сейчас же украинский рынок ЦОД выполняет вспомогательную функцию. В Украине располагают зеркала ресурсов, вещи, которые по каким-то причинам нельзя вывезти за рубеж. На такой режим сейчас все перестраивается. Это тоже не очень плохо. В Украине немало зеркал и достаточно ресурсов, украинский интернет объемный. Но печально то, что 3-4 года назад были все шансы вырваться на лидирующие позиции по дата-центрам, а не оказаться на вторых ролях.

Денис Бурдук, совладелец ДЦ «Парковый»:

- Сейчас грань между «за границей» и «не за границей» стерта. Есть каналы передачи данных, удобства, расценки на услуги, которые зачастую ниже, чем в Украине.

На данный момент украинские дата-центры, облачные операторы могут конкурировать друг с другом в сфере, где есть государство. Однако с принятием законопроекта «Об облачных технологиях» украинским компаниям сложно будет что-то предложить и госсектору.  

Платить те же самые деньги, что и на Западе, и ожидать очередного визита налоговой, прокуратуры, СБУ или конкурентов никто не будет.

Наши правоохранительные органы изымают сервера не для получения информации, а чтобы получить выкуп за них. Если бы у нас изымали только информацию, то многие компании, которые работают в белую не переживали бы. Это бы не парализовало им всю работу.

Украина по многим отраслям не дополучает деньги. Дата-центры в данном случае -не самый большой источник. Бизнес должен заниматься бизнесом, а не думать, что с их серверами.

Еще один немаловажный фактор, о котором говорят меньше, чем об изъятиях, – экономическая ситуация в стране. Чтобы предоставлять услуги по аренде оборудования, виртуальных серверов и прочего, оператор должен их купить.

Для этого нужно взять деньги в банке, желательно в долларах и по нормальной процентной ставке. Если на Западе, в Евросоюзе процентная ставка - от 3-8% годовых в валюте, то у нас - больше 15%. К тому же, финансирование получить практически нереально. Все это будет отражаться на цене услуги для конечного потребителя. А переплачивать никто не хочет.

Ситуация, которую мы наблюдаем последние 5 лет, привела к  тому, что у большинства украинских операторов уже устарело оборудование. А новое практически не появляется.  

Представитель СБУ, пожелавший остаться неназваным:

- Противодействовать подобному превышению полномочий нужно не путем запретительных мер и лишения правоохранителей инструментов, а выявлять и наказывать сам факт превышения полномочий.

Норма законопроекта, запрещающая выносить сервера для экспертизы, является нецелесообразной. Ни в одном из европейских государств, в частности, Франции, Эстонии, Хорватии, Германии - нет прямой нормы на запрет изъятия серверов. Но изъятия сервера рассматривается в самом крайнем случае.

Какой смысл может быть от изъятия? Может быть ситуация, когда для проведения экспертизы нужно восстановить всю объективную обстановку и воспроизвести ситуацию, чтобы во всем разобраться и ответить на криминалистический вопрос.

Я согласен, когда идет повальное увлечение изъятием серверов – это превышение полномочий. Причины – слабая компетентность правоприменительной стороны: следователя, оперативного работника. Безусловно, такие действия наносят материальный ущерб собственнику сервера.

Поэтому должен существовать четкий механизм – государство не должно повально забирать и повально запрещать. Нужно повышать грамотность сотрудников правоохранительных органов, усиливать надзорную функцию и, самое главное, улучшать сотрудничество бизнеса и государства.

По словам представителей ЕС, постоянные изъятия серверов вредят не только бизнесу, но и имиджу страны.

Марк Юрич, член Бюро Комитета конвенции по киберпреступности ЕС:

- В теории, у наших правоохранительных органов есть возможность изымать сервера. Но на практике такие вещи происходят очень редко: если интернет-провайдер сам причастен к незаконной деятельности или же распространение незаконной информации на сервере можно пресечь лишь изъятием оборудования. 

Однако главная суть европейской политики – соблюдение принципа пропорциональности с учетом интересов третьей стороны, то есть того, кто сохранял свои данные на сервере. Это общие принципы, которых должен придерживаться суд европейских стран.

Найджел Джонс, директор Центра киберпреступности (Великобритания):

- В Великобритании постановление на обыск выдает судья и, при определенных условиях, руководство полиции. Также может применяться такое понятие как «преследование на горячем», т. е. полицейский имеет право при преследовании подозреваемого войти в помещение и снять информацию, если ей пользовался потенциальный нарушитель. Однако если действия полиции были неправомерны, сотрудники превысили полномочия, то они обязательно будут нести ответственность. Есть два варианта. Дисциплинарное наказание, если неосознанно были нарушены полномочия. Но если у полицейского были преступные намерения, то он будет привлечен к ответственности за ненадлежащее поведение. Это будет трактоваться как преступные действия.

Кроме того, потерпевший  от таких действий оператор может подать гражданский иск и требовать компенсацию. При этом, иск подается не против конкретного полицейского, а против всей организации, которую он представляет.

Маркко Кюннапуэксперт по кибербезопасности в Академии электронного управления, советник по делам ЕС в Министерстве юстиции Эстонии:

- Если бизнес решит вывезти сервера за рубеж, то это его право, а государство не будет вмешиваться в ситуацию.  Но здесь существуют определенные положения о защите данных: не все типы данных разрешается поручать на хранение третьей стороне. Если провайдер обрабатывает персональные данные гражданина ЕС, то он должен уважать и правила защиты этих данных. Именно поэтому не всегда провайдер имеет возможность хранить данные за пределами своей страны.

В конце 2016 года представители IT-сообщества инициировали в Фейсбуке акцию, цель которой - прекратить "наезды" властных структур. На акцию сразу же отреагировал премьер-министр Владимир Гройсман, заявив о намерении "відучити державний апарат "кошмарити" бізнес". Впрочем, такие заявления не раз звучали из властных кабинетов, однако "наезды" продолжались. Но, как акцентируют участники рынка, пока не будет решен вопрос с ответственностью силовиков за неправомерные действия - "маски-шоу" будут продолжаться, а бизнес уйдет за границу.