Aa
Aa
Aa
Зачем силовики хотят отключать связь во время митингов
16 мая 2017 09:30 |  Евгения Подгайная
Зачем силовики  хотят отключать связь во время митингов

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект № 6284 «Об оперативно-розыскной деятельности», одной из норм которого предлагается обязать операторов "вырубать" всю связь и доступ в интернет во время митингов и акций.

«У разі наявності оперативної інформації про підготовку до вчинення злочину, який безпосередньо загрожує життю чи здоров’ю осіб, що беруть участь у масових заходах, ініціювати перед операторами телекомунікацій питання про тимчасове припинення в окремо визначеному районі надання послуг зв’язку та передачі даних», - говорится в статье 13 законопроекта.

По логике, речь должна была бы идти о мобильной связи и беспроводной передаче данных, но по размытой норме можно предположить, что будут требовать отключать абсолютно всю связь, включая таксофоны.

Каким образом отсутствие связи и доступа в сеть поможет спасти жизнь и здоровье митингующих, ни в документе, ни в пояснительной записке объяснений нет.

Мы попросили прояснить этот и другие «пробелы» соавторов законопроекта:

- Поясніть, будь ласка, мету прийняття цієї норми. Яким чином відсутність зв'язку може допомогти запобігти ймовірному злочину, захистити здоров'я і життя мітингувальників?

- У пояснювальній записці до документа сказано, що метою розробки законопроекту, є, в тому числі, приведення оперативно-розшукової діяльності у відповідність до європейських стандартів. В якому саме зі стандартів ЄС дозволено глушити зв'язок під час акцій, мітингів?

- З норм законопроекту не зовсім зрозуміло, хто буде компенсувати збитки абонентів в разі ненадання їм послуг. Припустимо, оператор тимчасово відключив зв'язок, доступ до інтернету на вимогу правоохоронних органів. Незабаром отримав сотні скарг від абонентів, в числі яких можуть бути і звинувачення оператора в тому, що абонент не зміг викликати швидку, відправити важливе повідомлення поштою тощо. У разі прийняття і застосування цієї норми, оператору доведеться звертатися до суду, доводити порушення прав і свобод, домагатися компенсації у держави або компенсувати збитки абонентів за свій рахунок?

На запросы, отправленные еще 4 мая, народные депутаты Андрей Кожемякин, Виктор Король, Владислав Бухарев,  Юрий Мирошниченко, Валерий Ищенко, Виктор Развадовский, Игорь Мосийчук,  Мустафа Найем пока не пожелали ответить.

Рискнем предположить, что соавторы законопроекта имели ввиду, что отсутствие связи поможет предотвратить теракт в случае, если, к примеру, террористы используют взрывное устройство, активирующееся с помощью звонка или сообщения. Однако норма документа настолько размыта, что при желании правоохранители могут попросить операторов отключить связь и доступ в сеть в случае поступления информации о готовящемся мелком хулиганстве. К тому же, мы так часто слышали от фейковых информаторов о закладках "бимбы", что без связи могли бы оставаться ежедневно, в случае принятия такого закона.

В своем «вердикте» к законопроекту Главное научно-экспертное управление ВР раскритиковало немало его норм. Однако данное предлагаемое новшество не вызвало опасений ГНАУ.

Тем временем ИнАУ проанализировала, к каким последствиям может привести требование глушить связь.

Припинення надання послуг зв’язку та передачі даних для невизначеного кола осіб, які користуються зазначеними послугами, може призвести до наступних основних негативних наслідків:

- неможливості здійснити виклик служб екстреної допомоги населенню у разі негайної необхідності, зокрема, виклики швидкої медичної допомоги та пожежників;

- неможливості здійснювати ділові транзакції за допомогою мережі передачі даних (мережі Інтернет), що може мати наслідком нанесення прямої або опосередкованої матеріальної або нематеріальної шкоди суб’єктам зазначених транзакцій;

- неможливості здійснювати комунікації фізичними та юридичними особами, що може мати наслідком нанесення прямої або опосередкованої матеріальної або нематеріальної шкоди та репутаційних втрат суб’єктам зазначених транзакцій.

Таким чином, дії оперативних підрозділів щодо здійснення тимчасового припинення в окремо визначеному районі надання послуг зв’язку та передачі даних поряд з імовірними здобутками щодо попередження вчинення злочину можуть мати наслідком отримання збитків та нанесення шкоди необмеженому колу фізичних та юридичних осіб.

В письме, направленном главам профильных комитетов Рады, ИнАУ предлагает для минимизации возможных убытков и нанесения вероятного ущерба неограниченному кругу физических и юридических лиц обеспечить правовую регламентацию соответствующим нормативно-правовым актом: «Учитывая состав субъектов, которых может касаться временном прекращении предоставления услуг связи и передачи данных, целесообразно такой нормативно-правовой акт утвердить решением Кабинета Министров Украины».

Комиссия УСПП по вопросам науки и ИТ также направила целый ряд замечаний по другим нормам этого законопроекта спикеру ВР Андрею Парубию и главам профильных комитетов парламента.

Большинство опрошенных спикеров полагают, что спорную норму законопроекта нужно доработать.

Николай Крылов, телеком-юрист:

- Принятый еще в 1992 году  закон  «Об оперативно-розыскной деятельности» давно требует существенной доработки. Однако предлагаемая норма напоминает антиутопию Джорджа Оруэлла. Данная инициатива не выдерживает критики. На мой взгляд, это очередная попытка создать Большого Брата. Представьте митинг. Кому-то стало плохо. Как вызвать скорую? Как оперативные работники полиции и других органов смогут связываться между собой? Сигнализировать друг другу знаками отличия?

В норме не уточнен целый ряд моментов: о подготовке к какому преступлению идет речь (мелкому нарушению или угрозе нацбезопасности страны), какая именно оперативная информация, кто ее проверяет, кто несет ответственность за ее достоверность, как будет возмещаться ущерб операторам и абонентам, если информация не подтвердится. 

Максим Савченко, советник по регуляторным вопросам  АО «Киевстар»:

- На наш взгляд, данный законопроект содержит ряд противоречивых норм и требует обсуждения с общественностью и профильными ассоциациями.  Например, норма ст.13 не является обязательной для выполнения операторами. Не определен процессуальный порядок обращения лиц, проводящих оперативно-розыскную деятельность, к операторам/провайдерам относительно приостановления телеком- услуг и др.  В целом  принятие законопроекта в существующем виде может привести к жалобам и обращениям абонентов в суды в связи с ущемлением их прав, а также требованиям возмещений ущерба из-за невозможности пользоваться связью.

На сегодняшний день практика блокировки телеком-услуг по требованию органов, проводящих оперативно-розыскную деятельность, применяется в России, Пакистане и Таджикистане. О наличии подобных требований в законодательстве в США и странах Европы – данных нет. 

Пресс-служба "Vodafone Украина":

- За последние годы мобильная связь стала неотъемлемой частью жизни каждого, наличие или отсутствие ее сегодня является одним из важнейших факторов в критических ситуациях. Эти реалии находят отражение в законотворческом процессе. Данный законопроект прописывает процесс взаимодействия операторов связи и государственных органов в случае необходимости обеспечить безопасность граждан, правопорядок и государственную безопасность - то, что де-факто происходит, описано де-юре. Ответственность и права оператора в случае отключения связи по обращению правоохранительных органов уже описаны в существующем законодательстве, новый законопроект, в случае его принятия, никак не влияет на этот вопрос. 

Александр Федиенко, глава Правления ИнАУ:

- Давайте будем, в первую очередь, реалистами и технически грамотными в этих вопросах. Конечно, если действительно есть оправданная угроза жизни людей, то эти меры используются во всех странах мира. Но это делается только при наличии выполнения определенного протокола и уровня риска. У нас такого протокола я не знаю. А именно он должен определять критерии такого рода действий. И это должно быть не просто решение какого-то одного человека. Кроме того, никто не отменил спутниковые системы связи. А это уже операторы, которые не попадают под нашу юрисдикцию.

Потому в других странах существует иной протокол: когда на тот объект, в котором, по данным органов правопорядка, находится что-то радиоуправляемое, ставится купольное радиоблокирование всех радиосигналов. Отключение наземных кабельных операторов связи - в принципе во многом атавизм и практически не используется.

Подчеркну, норма может действовать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО при наличии определенного протокола с кучей параметров и пунктов, по которым будет видно, что есть прямая угроза жизни людей. А также предусмотренной ОТВЕСТВТЕННОСТЬЮ того, кто инициировал этот протокол. 

До тех пор, пока не будет поднят уровень доверия общества к правоохранительным органам, а последние не перестанут быть инструментом власти в выполнении заказов власти, к такого рода инициативам нужно относиться осторожно. Но при этом я понимаю, что в конечном итоге даже, если силовые структуры применят такую правку и ситуационно заглушив/отключив связь в момент проведения какого-то митинга, чтобы именно в это время не было утечки информации, - она все равно будет писаться на те же телефоны  и все равно потом появится в сети интернет. Потому с точки зрения эффективности в контексте будущей блокировки утечки информации, эта норма работать не будет. В первую очередь, это должны понимать сами силовики. Мало того, за такие действия в последующем придется отвечать именно перед обществом. И не стоит забывать, что с юридической точки зрения, это нарушение Конституции. 

Ущерб оплатит государство?

В последние годы эксперты, наверное, сотни раз подчеркивали, что необходимо усиление персональной ответственности за необоснованные действия силовиков. Их «услышали»: в рассматриваемом законопроекте присутствуют целых три нормы, касающиеся этой проблемы:

Ч.2 ст.6: У випадках порушення прав і свобод людини або законних інтересів юридичних осіб у процесі здійснення оперативно-розшукової діяльності, а також у разі, якщо причетність до правопорушення особи, стосовно якої здійснювалися оперативно-розшукові заходи, не підтвердилася, органи, підрозділи яких здійснювали оперативно-розшукову діяльність, зобов'язані невідкладно поновити порушені права й відшкодувати заподіяну шкоду.

Ч.4 ст.6: При порушенні підрозділом, що здійснює оперативно-розшукову діяльність, прав, свобод або законних інтересів фізичних чи юридичних осіб, прокурор або суддя, відповідно до законодавства України, зобов'язані вжити заходів щодо їхнього відновлення й забезпечення відшкодування заподіяної шкоди.

Ч.8 ст.23: Не несе відповідальності службова особа оперативного підрозділу, який заподіяв шкоду правам, свободам людини, інтересам суспільства, держави під час здійснення оперативно-розшукової діяльності, перебуваючи у стані необхідної оборони, крайньої необхідності та під час виконання спеціального завдання з попередження чи розкриття злочинної діяльності організованої групи чи злочинної організації, а так само у зв'язку із затриманням особи, у діяннях якої є ознаки злочину. 

Проще говоря, в случае «чего» абоненты и операторы будут иметь полное право (как и сейчас) нанять адвоката и требовать возмещения ущерба у государства (т.е. у налогоплательщиков).