Aa
Aa
Aa
Ликвидация «бумажного рабства» увеличит приток IT-выручки в страну
5 декабря 2016 09:29 |  Евгения Подгайная

В то время как космические корабли бороздят просторы галактики, в Украине отменили «бумажное рабство». Недавно Президент подписал закон «Об устранении административных барьеров для экспорта услуг». 

Фото Upwork Ukraine

Ранее мы детально рассказывали об отечественном «бумажно-крепостном праве» и полулегальных схемах, которые приходилось использовать экспортерам IT-услуг, чтобы завести в страну заработанные деньги.

Айтишники красочно описывали свои серые будни:

После подписания закона часть этих проблем устранена. Отныне банки и налоговики не могут требовать от IT-экспортеров обязательного наличия бумажного внешнеэкономического договора и актов выполненных работ с нотариальным переводом на украинский, печатями и подписями контрагентов. 

Теперь поставщики услуг могут заключать договоры в электронной форме, путем принятия публичной оферты, обмена электронными сообщениями, или с помощью выставления счета (инвойса). 

Важное уточнение внесено в закон «О бухгалтерском учете». Cогласно ему, инвойс и оферта признаются первичными документами для налоговой отчетности.  

«Первинні документи, складені в електронній формі, застосовуються у бухгалтерському обліку за умови дотримання вимог законодавства про електронні документи та електронний документообіг». 

По оптимистическим прогнозам опрошенных InternetUA экспертов, ликвидация архаичных норм поможет более чем в три раза увеличить приток валютной выручки в течение нескольких лет (в 2015 году экспорт IT-услуг, по данным НБУ, составил  $2,1 млрд, по оценкам IТ-компаний и ассоциаций, - $2,5 млрд).

«Взлет»  возможен за счет нескольких факторов.  Во-первых, украинские е-компании смогут предоставлять свои услуги миллионам иностранных рядовых потребителей (детали - в комментариях спикеров).

Во-вторых,  украинские фрилансеры  смогут выйти из тени и официально заводить валюту в страну. До сих пор далеко не многие из них оформлялись частными предпринимателями (ФЛП 3 группы), открывали валютные счета ФЛП в украинских банках и платили единый налог. Белый оборот рынка фриланса в 2014 году оценивался в $60 млн, в 2015 – уже в $350 млн. Подсчитать объемы «серого» - официально не берется никто, отмечая лишь, что многие фрилансеры были в тени. Это утверждали и подавшие законопроект депутаты в пояснительной записке к нему: «Необхідно розуміти, що переважна більшість фрілансерів внаслідок складності і надмірної бюрократизації процесу не працює у легальному полі, а користується системами Payoneer, PayPal тощо».         

Дмитрий Овчаренко, вице-президент по правовым вопросам ассоциации "IТ Украины", управляющий директор компании SBT Systems Ukraine:

- Подписание закона Президентом – очень классный сигнал для всей индустрии. И не только ИТ. Теперь отечественные поставщики услуг смогут без «выноса мозга» получать валютную выручку. Ранее из-за архаичных украинских норм приходилось заниматься «креативом». Наши предприниматели в жесткой конкурентной борьбе добивались победы на тендерах. Но дальше начиналось самое интересное. Нужно было подписать бумажный договор, поставить печать. К примеру, в США вообще нет печатей. И если заказчик после выяснения всех нюансов украинского законодательства не отказывал украинскому поставщику  - приходилось «творить»: например, ставили печать американского почтового сервиса или наши умельцы сами рисовали акты и штампы. Отечественная налоговая их «проглатывала». Конечно, все это было крайне неудобно. Поэтому появилось много обходных маневров: карты Payoneer , регистрация иностранных компаний и т.п.  

По нашим оценкам, ликвидация «бумажек» позволит в течение нескольких лет увеличить экспортную выручку с $3 до $10 млрд. Возможно, подсчеты очень оптимистичны. Но потенциал у нас точно есть. Достичь такого рекордного темпа роста наши компании смогут благодаря запуску за рубежом различных сервисов для рядовых потребителей. Например, простые проекты в е-commerce, сервисы обработки фото онлайн со стоимостью услуги $10 для миллиона европейских потребителей. Ранее было нереально от каждого покупателя получить акт с печатью. Теперь оказание услуг возможно благодаря инвойсу. Думаю, эти простые сервисы за год-два приведут в Украину большие деньги.

Кроме того, пока многие сделки на небольшие суммы – в тени. Подписанный закон - стимул вывести их «на свет».

Катерина Божкова, партнер по развитию бизнеса в Центрально-Восточной Европе фриланс-биржи Upwork:

У 2015 році українські фрілансери заробили приблизно $60 млн, експортуючи послуги (ІТ, дизайн та інше) через фріланс-майданчики. В 2016 році сума надходжень залишається практично на такому ж рівні. Не зважаючи на те, що процес спрощення процедури, станом на 30 листопада ще не був завершений (розпочатий був у липні 2015 року), все ж фрілансери мали можливість проходити по Інвойсу лише валютний контроль і то не в усіх банківських установах (фінансова звітність все рівно вимагала контракт та акт виконаних робіт), ми спостерігали зріст отримання коштів  на 8-10%. Маючи зараз "зелене світло" можна очікувати збільшення мінімум на 20%.  

Филипп Духлий, основатель сообщества фрилансеров  beFree, основатель  BroBots:

- Открывается возможность официального заведения денег в страну. Воспользуются ли ей люди, которые сейчас работают в «серую» и «черную» – узнаем через некоторое время. Их пока может сдерживать следующая нерешенная проблема: осталось слишком много бумажной волокиты, ненужных процедур по уплате налогов и декларированию того же ФЛП (книги учета доходов и расходов и прочее).  

Закон хорош не только для мелких фрилансеров, которые получают по несколько тысяч долларов в месяц и за которыми налоговая вряд ли будет «бегать». Он интересен для крупных игроков, экспортирующих услуги или продающих их со своих сайтов большому числу потребителей за рубежом. Им теперь не нужно бегать за каждым покупателем, чтобы  подписывать акт выполненных работ.

Также закон поможет легализировать мелкий экспорт товара (когда отправка идет через почтовые сервисы без таможенного оформления). Открывается возможность для отечественных интернет-магазинов выходить на внешние рынки. До принятия закона юрлицу нужно было на каждый отправленный товар получать на таможне справки.  

Насколько возрастет приток валютной выручки в страну, пока сложно прогнозировать. Важно учитывать, как хорошие нормы закона будет трактовать ГФС. Знаю случаи, когда в ходе проверок налоговая требовала от компаний, ведущих электронный документооборот, распечатывать все документы и предоставлять их с подписями контрагентов.

Денис Береговой, партнер, со-учредитель AxonPartners:

- Проект 4496 не то чтоб многострадальный, но лично мой фейсбук был источником всех подробностей о его жизни внутри парламента. А всё дело в том, что фрилансеры от ИТ вместе с горсткой адекватных депутатов и USAID решили убрать вполне осязаемые барьеры в работе на экспорт. Ведь раньше оно как было: если ты фрилансер и работаешь через заморскую фриланс-биржу, получить заказ у иностранца и выполнить работу – пустяк по сравнению с тем, через какие круги ада надо было пройти, чтобы получить заслуженный гонорар. Ведь банк валюту не зачислял, прячась за следующими сентенциями: «покажите нам договор», «а почему договор без печати?», «где акт приемки-передачи?». Дошло до того, что фрилансеры распечатывали оферту онлайн-биржи, подписывали за себя «и за того парня» и иногда даже изготовляли не менее «фейковые» акты выполненных работ. Или же экспортерам услуг (не только фрилансерам) надо было долго, с привлечением юристов объяснять, что у нас законодательство требует «акты», банки требуют письма о том, что компания в Великобритании ведет деятельность без печати и т.п. В общем, наше законодательство о ВЭД напоминало о пионерском прошлом моих родителей и специфике внешней торговли СССР.

Конечно, любопытно посмотреть, как налоговики будут смотреть на реальность операций по инвойс-договорам на английском языке (а они любят придираться, мы же знаем). Да и электронная форма договора почему-то указана отдельно, хотя закон об электронной коммерции говорит, что это вид письменной формы договора. 

Даниил Монин, архитектор в Oblik-Saas, соавтор налоговой реформы (№ 3357): 

- Мы можем расти или устраняя барьеры, или получая налоговые преференции. В данном случае, закон, конечно же, упростит заведение валюты в страну, станет стимулом для легализации доходов фрилансеров.  Однако многие выросшие в коррупционном государстве люди считают, что лучше быть «невидимыми».  Дабы потом не отбиваться от «вымогателей» и «договариваться». Поэтому эффект закона пока не очень прогнозируем. В этом году, по данным Госкомстата, практически нет роста IT-экспорта. 

Константин Васюк, координатора ИТ-комитета Европейской Бизнес Ассоциации.

- Принятие закона повысит конкурентоспособность украинских компаний. Конечно, работать с украинским бизнесом иностранным заказчикам станет проще. Но это только первый шаг - для конкурентоспособности большее значение все-таки имеет стоимость/качество услуг, налогообложение и привлекательность страны в целом. 

Упрощения, предусмотренные законом, позволят предпринимателям спокойно получать доход на свои счета и платить все налоги. Это в большей степени касается мелкого и среднего бизнеса – предпринимателей. Раньше украинские продавцы вынуждены были прибегать к разнообразным ухищрениям, чтобы получить выручку от реализации своих товаров/услуг по причине сложности и затратности оформления сделки. Поэтому предпочтение отдавалось платежным системам PayPal, Payoneer и т.д.

Чтобы нормы закона заработали на практике, НБУ и Кабмин должны привести свои нормативно-правовые акты в соответствие с ним до 30 декабря. Надеемся, что «оперативнейшие бюрократические машины» успеют сделать новогодний подарок IT-отрасли.