Еще один наш – прорвался после Брина

Ирина Фоменко

Когда Анатолий Ройтман основал собственное цифровое агентство во второй половине 1990-х годов, цифровая область была признана "абсолютно новой сферой", пишет CNBC.

Тем не менее, она "отлично работала", пока пузырь доткомов не лопнул. Анатолий обанкротился.

"Я начал с нуля. Снова", - рассказал старший управляющий директор Accenture Interactive Европы, Африки и Латинской Америки (EALA) Анатолий Ройтман. – "Я присоединился к американскому агентству Digitas, проработал там шесть лет, пока их не купил Publicis. После этого я начал искать разные компании, где можно было сочетать технологии и творчество".

1.jpg (68 KB)

"Я устроился в другое агентство, Sapient, которое позже также приобрел Publicis. Из Sapient меня переманили в Accenture, чтобы я создал новый тип бизнеса", - поделился Анатолий.

Когда его наняли в 2008 году, у нового типа бизнеса, который хотел создать Accenture, еще не было названия. Он стал интерактивным.

В целях этого бизнеса сегодня – поддержка некоторых ведущих мировых брендов, помощь в трансформации клиентского опыта, дизайна, маркетинга, контента и торговли.

Ройтман помог продвинуть подразделение Accenture на новую арену, а признание получили в виде наград и приобретений.

2.jpg (83 KB)

"Спустя год после начала моей работы в компании мы назвали его Accenture Interactive. Тогда я переехал в Лондон - это было восемь лет назад - чтобы вести наш бизнес в Европе, Латинской Америке и Африке. С тех пор мы приобрели 22 предприятия. Среди них - Fjord, Rothco и Karmarama", - рассказал Анатолий. По словам Ройтмана, эти компании купили для повышения уровня Accenture Interactive.

"Теперь мы – крупнейшая цифровая сеть в мире. Я бы сказал, что это только начало нашего путешествия", - прокомментировал Ройтман.

Многие компании сейчас переживают период трансформаций из-за меняющихся пожеланий клиентов и быстрого роста цифровых технологий. Ройтман, однако, в восторге от будущего и всего, что с ним связано.

"Я искал это всю жизнь. Я люблю быть "неудобным" – это стимулирует появление новых идей и моделей", - считает Ройтман.