Aa
Aa
Aa
ProZorro не вернуло доверие бизнеса к госзакупкам
20 марта 2017 14:42 |  Дарина Шварцман

Электронная система госзакупок ProZorro сэкономила украинскому бюджету более 8 млрд грн. Об этом заявил премьер-министр Владимир Гройсман. Регулярно об успехах ProZorro упоминает и первый замминистра экономики, куратор проекта ProZorro Максим Нефьодов. 

Однако пока чиновники говорят о небывалых результатах в сфере госзакупок, опубликованный  отчет Счетной палаты Украины утверждает обратное: электронная система ProZorro пока не в состоянии предотвратить неэффективное использование государственных финансовых ресурсов.

Приводим цитаты из документа:

Виявлено низку укладених договорів у ІТС Prozorro, вартість яких становила одну гривню, при цьому аналітична система рахувала ці договори як 100%  економії. Одночасно до таких договорів додатково укладалися інші, вартість яких дорівнювала або навіть перевищувала очікувану вартість закупівлі.

У 2016 році за процедурами відкритих торгів укладено договорів на суму 36 603,39 млн грн, а за переговорною процедурою – на 32 799,09 млн грн (47 відс. від усіх укладених договорів через систему Prozorro). При цьому за нагальною потребою укладається половина всіх договорів, які проводяться за переговорною процедурою, – 16 211,66 млн грн (23 відс. від усіх укладених договорів через систему Prozorro).

Запровадження у 2016 році електронної системи закупівель Prozorro не стало вирішальним чинником у запобіганні незаконному та неефективному використанню державних фінансових ресурсів. Система, яка є інструментом прозорого та відкритого доступу до закупівель під час проведення замовниками тендерних процедур, об’єктивно не в змозі запобігти незаконному укладенню договорів без застосування законодавства про закупівлю. 

Главная причина такого положения дел - коррупционные риски, заложенные в действующем законодательстве. В результате - правонарушения на 326,3 млн грн. 

Напомним, что год назад был принят закон "О публичных закупках", который вводил систему ProZorro. Документ называли революционным. Однако по словам экспертов, документ не убирает главный коррупционный риск - разработку квалификационных критериев и технических условий под одного участника.

Не раз об этом заявляли и представители бизнеса:

Также мы пообщались непосредственно с одним из участников электронных торгов.

Алексей Какава, руководитель отдела продаж в ООО "АОЗТ Новые технологии":

- Система ProZorro революционная – она уменьшает время на подготовку предложений, не требуется сшивать, нумеровать и т.п., что было крайне неудобно. Для заказчиков система позволяет значительно сэкономить средства на закупку.

Но все хорошо работает, если заказчик написал тендерную документацию объективно, а не под конкретного поставщика.

Например, МОУ для закупки радиостанций прописывало требование наличия экспертных выводов на шифрование. Такие выводы делаются на уже ввезенное оборудование. А до объявления тендера, по идее, никто же не знает, что именно должен закупать заказчик. Получается, что у будущего победителя, оказывается, есть такие выводы. Т.е. если ТД написана объективно - выигрывают все, если под конкретного поставщика, то, неважно, какое ProZorro, есть оно или нет.

Можно ли обжаловать тендер? В конце 2016 у МОУ был тендер на закупку радиостанций. По ТД было много вопросов. На некоторые вопросы МОУ нарушили сроки ответа. Один из участников по результатам торгов обжаловал в АМКУ процедуру. Но! МОУ написало разъяснения, что если не закупят они радиостанции, то будет подрыв обороноспособности и т.п. И жалобу отклонили.

Также есть допороговые торги. Там вообще жалобы бесполезно подавать. У нас один заказчик отклонил предложение, ссылаясь на несоответствие ТТХ. Но все соответствовало. Мы попросили указать, что конкретно не соответствует. Ответ получен не был. Экономия для заказчика в данной закупке могла составить примерно 25%.

Исправить этот пробел чиновники не спешат. Как и сделать ProZorro госсобственностью. Согласно отчету Счетной палаты на сегодня фактическая передача электронной системы в собственность государства в лице Минэкономразвития не состоялась. Система передана государственному предприятию «Прозорро», которое не является полномочным представителем государства, поскольку не принадлежит ни к одной ветви власти. Таким образом, платежи за участие в государственных тендерах проходят мимо казны. По данным Счетной палаты, за пять месяцев 2016 года госбюджет не получил от деятельности Prozorro 16,3 млн грн.

Безусловно, переход к публичным электронным торгам через систему ProZorro убрал некоторые устаревшие способы распила бюджета. Однако разрекламированный заслон против коррупции иногда дает сбои. Создатели системы ProZorro заявляют, что они сделали все прозрачным, а найти способ, как использовать эту прозрачность в борьбе с коррупцией - уже не их обязанность. 

Учитывая вышеописанное не удивляет тот факт, что одна малоизвестная ИТ-компания победила в 2016 году в 212 гостендерах на общую сумму 257 млн грн. 

Согласно данным OpenDataBot , в 2016 году компании с черного списка АМКУ выиграли на торгах ProZorro более 460 млн грн. Наиболее активно такие договора заключались с октября по декабрь прошлого года.

Ростислав Чайковский, член CFA Украина:

- Что изменило ProZorro? У журналистов и общества упростился доступ до результатов тендеров. При старой системе такая информация также была, но ее было сложнее достать. Яркий пример - «Вышки Бойко». Но основная проблема, что тогда, что сейчас - злоупотребления остаются безнаказанными. Тендерный комитет - коллегиальный орган, они формально исполнят все процедуры. Поэтому доказать факт преступления очень сложно. А еще учитывая то, что такого намерения у государства, как правило, нет, то в итоге все громкие разоблачения ничем не заканчивается. В лучшем случае отменой тендера. Более того, у нас не только сложно довести, что руководитель госпредприятия украл деньги, но и снять этого человека с занимающей должности на основании неэффективного расходования средств на закупку.

Минэкономики много пиарятся на ProZorro, но ничего не делают с точки зрения изменения корпоративного управления госпредприятиями. Поэтому в этом направлении ProZorro ничего кардинально не изменило. Возможности данной платформы сильно преувеличивают. Люди, которые занимались коррупционными закупками, постепенно приспосабливаются к ProZorro. 

Павел Пирникоза, аналитик Офиса по финансовому и экономическому анализу ВР Украины:

- ProZorro – революционная система. Однако в системе показатель экономии на самом деле искажен. Экономия определяется как ожидаемая стоимость заказчика минус окончательное предложение победителя. То есть система считает экономию средств как то, что себе заложил на этапе планирования заказчик плюс окончательное предложение, которое в результате торгов указывает победитель. Проблема в том, законодательно не определено, что такое ожидаемая стоимость и какими могут быть ее размеры относительно средних цен на рынке. Есть реальные риски ее завышения заказчиками, искажение показателя экономии. Например, заказчик объявляет тендер на закупку планшетов. Он для себя определяет, что одно устройство будет стоить 6 тыс грн. Как он это рассчитывает, не известно. Победитель торгов предлагает планшет по 5900 грн. В результате, они пишут, что на каждом устройстве сэкономили 100 грн. В то же время цена соответствующего планшета на рынке составляет около 4,5 тыс грн. Такие данные свидетельствуют, что фактически за этой закупкой экономии вообще не было вследствие завышенной ожидаемой стоимости.

Другой важный фактор, который оказывает значительное влияние на реальную экономию, это то, что окончательное предложение победителя не всегда отражает истинную цену предмета закупки. Ведь существуют случаи, когда в процессе закупки к основному договору подписываются дополнительные соглашения, которыми меняется цена договора, объемы и стоимость предмета закупки.

Денис Цыхоня, управляющий партнер Tsykhonya Lawyers:

- Система ProZorro периодически дает технические сбои. В результате неполадок программа не фиксирует загрузку документов.

Что касается обжалований результатов торгов: человеческий фактор может срабатывать, как неумышленно, так и выражаться в халатности.

При подготовке основного документа торгов – Документации конкурсных торгов (ДКТ) – приходиться обрабатывать большой объем информации, это порядка 30 стр. При таком объеме вполне реальны ошибки, которые есть в каждом ДКТ: где-то они существенные и ставят под вопрос законность проведения торгов, а где-то  - мелкие, технические, но они все равно есть.

С умышленным поведением заказчика сложнее. Несмотря на то, что некоторая  часть системы действительно «прозора», она -  лишь верхушка айсберга. Основная работа ведется вне видимой плоскости площадки. 

Часто сталкиваемся с ситуацией, когда ДКТ пишут «под себя» последующие победители, устанавливая заранее набор ограничений , которым может соответствовать очень ограниченное число участников по всей Украине, а это – прямое ограничение конкуренции.

Механизмы проведения закупок дают возможность нечистым на руку участникам блокировать процедуру закупки. Подача жалобы с соблюдением формальных условий блокирует процедуру закупки до вынесения решения АМКУ по итогам рассмотрения такой жалобы. На практике это порядка 30 дней - целый месяц без необходимого товара, услуги или работ.

Таким образом, в несовершенстве системы открытых электронных торгов скорее можно обвинить недочеты и пробелы законодательства, которые позволяют основополагающие понятия трактовать двояко. 

Система ProZorro действительно в некоторых вопросах упросила возможности бизнеса учасвствовать в тендерах. Но как и всякая изящная схема из экономтеории имеет свои недостатки, которые не устранить без внесения изменений в законодательство. В результате вместо скрытой коррупции мы получили прозрачную.